Ножки, воспетые Пушкиным: Как поддерживали их красоту

Во времена Пушкина женские ножки были фетишем. То есть нет: дамские. От обычной женской ноги дух мало у кого поднимался. И, чтобы нога обычной женской не была, дамы принимали множество мер.

Ножки, воспетые Пушкиным: Как поддерживали их красоту

Кто делал педикюр

Вообще к пушкинским временам вышло множество пособий по сохранению здоровья и уходу за собой. Проблема была в том, что книги для женщин обходили молчанием всё, что у женщины ниже талии — то есть и ноги тоже. Из книг для мужчин нужный же вопрос как следует рассматривал труд первого мастера по педикюру христианской Европы Дэвида Лоу. К пушкинским временам он только-только вышел и за неимением альтернатив получил довольно широкое распространение.

В России он был редкостью, да и содержал куда меньше рекомендаций, чем давно уже применялось на практике для дамских ног. Зато «мозольных докторов» стало на континенте вскоре очень много, в том числе — в самых прогрессивных городах России. Для большинства россиянок допустить к ногам постороннего было немыслимо, но дамы из столицы рассуждали, что видит же их в одном белье корсетный мастер — отчего бы и мозольному доктору ножку не показать, тем более под надзором служанок.

И всё же чаще все вопросы ухода за нижней частью тела обычно решались в семье, дома.

Секреты передавала мама — дочери, бабушка — внучке, свекровь — невестке, а их исполнение поручали горничным. Камеристка (обычно из крепостных), которая умела не только правильно подать платье и причесать, но и обработать барыне ноги, высоко ценилась. Её старались не продавать.

Кроме камеристок, занимались простым уходом за ногами банщицы в женском дворянском отделении Сандуновских бань, как раз вошедших в моду в юности Пушкина. Это отделение напоминало по убранству, скорее, дворец, так что там очень скоро после открытия стали собираться знатные дамы, чтобы вместе расслабиться и обсудить животрепещущие вопросы.

В общем, поход в Сандуновские бани был сродни современному походу группы подружек в СПА-салон.

Однако удовольствие было дорогое, и даже москвички, у которых под боком была такая радость, предпочитали обрабатывать ножки в своих комнатах, с помощью тазика с горячей водой, разного рода народных средств и самых простых инструментов (а главное, с помощью достаточно расторопной камеристки).

Размер — главное

Одним из основных признаков дамской ножки был её размер. Дамы старались не гулять слишком много пешком и уж тем более не быть весь день на ногах, чтобы ножку не растоптать. В результате большинство молодых женщин могло похвастаться размерами от современного тридцать первого до тридцать четвёртого. Этот размер могли визуально ещё уменьшить, надевая тесную обувь. В них ноги затекали и, порой, обзаводились мозолями. Страдали ножки не только от обуви, но и после балов: от непривычной нагрузки распухали, отекали, теряли всякую форму.

Неудивительно, что после балов обычной процедурой было распаривание ног в подсоленной воде — чтобы отёк уменьшить, а в конце обычного дня в тесной обуви камеристки разминали и растирали барыне затёкшие ступни. Мелкие массаж стопы, с тщательным перебором и проминанием кончиками пальцев, был чрезвычайно популярен, но слово «массаж» не использовалось.

Если вы встречали в литературе выражения вроде «девка чесала пятки» или «ноги щекотали», с большой вероятностью речь шла о массаже стопы.

Конечно же, в такой тесной обуви большое значение имели вовремя подстриженные ногти. Примерно во времена молодого Пушкина в Европе изобрели маленькие маникюрные ножнички, и они распространились с потрясающей скоростью — настолько велик был на них спрос. Естественно, их использовали и для педикюра. Кроме того, в ходу были разного рода пилочки, которыми тоже контролировали длину ногтей.

Реклама — продолжение ниже

Ножки, воспетые Пушкиным: Как поддерживали их красоту

Лекарство для ног

Ноги мыли не каждый день — возни много, да и врачи против. Но, когда ступни получали свою ванночку, то это редко была просто горячая вода — это была обычно смесь с каким-нибудь настоем. В зависимости от возможностей и вкусов дамы, в воду вливали настой ромашки, или шалфея, или коры дуба — всё это обеззараживало, снимало потливость. Бывали и менее распространённые средства.

Прямо во время ванны для ног могли растирать стопу нежнейшим мочалом — тоненькими полосочками лыка. Мочало не только разгоняло кровь, но и отшелушивало омертвевшую кожу. Сразу после ванночки ногу очень тщательно вытирали — через мокрую кожу, как считалось, «проникают миазмы», от которых якобы происходили все болезни.

Обтирание стопы по ощущениям тоже было очень сильно похоже на массаж.

С распаренной ножки острейшей бритвой срезали натоптыши — эта процедура была едина для женщин и мужчин. Чтобы кожа стала мягче, могли сделать маску из квасной гущи (которая заодно отбеливала, что очень ценилось). Обладательницы оранжерей быстро научились применять в косметических целях и лимоны.

Ногти на ногах могли полировать точно так же, как на руках. В моду благодаря удобным ножничкам вошёл закруглённый край ногтя, и от врастания в плоть спасали только еженедельные ванночки. Впрочем, порой проблемы всё равно случались.

В те вечера, когда ноги не мыли (а это пока что было обычным делом), их обтирали, уделяя особенное внимание пространству между пальцев. Его смазывали одеколоном или всё теми же настоями. Кожу для смягчения мазали жиром, например, свежайшим сливочным маслом или несолёным салом, и надевали сверху нитяные (то есть из тонкого льна) или, зимой, шерстяные чулочки. Впрочем, последнее себе дамы позволяли, только когда были уверены в том, что их никто в ночи не навестит.

 

Оцените статью
Поделиться с друзьями
Добавить комментарий